четверг, 13 сентября 2012 г.

Александр Долгополов. О Кубке Девиса, Федерации и телетрансляциях.



Пресс-конференция Александра Долгополова получилась весьма насыщенной. Обсуждали и распределение призовых на ТБШ, и перспективы украинских теннисистов, но самой интересной частью разговора стала та часть, в которой говорили о Кубке Девиса и ФТУ. Откажусь от каких-либо комментариев и размышлений. Одни лишь цитаты и ответы на вопросы. Без какой-либо обработки и приукрашиваний.


Вам как теннисисту-профессионалу конечно же хочется играть и в Кубке Девиса, и на Олимпийских Играх. Не было ли у вас мыслей по поводу смены гражданства и не было ли предложений от других стран?

Предложения были уже, я об этом говорил пару лет назад, и это обсуждалось. Как видите, я играю за Украину, к сожалению не играю в Кубке Девиса и на Олимпиадах, но, как по мне, это не моя вина. Желание есть. Была бы возможность решить этот вопрос уже давно играл бы за Украину и в Кубке Девиса, и на Олимпиаде. Но, как есть, пока что.

У тебя был контракт с Юрием Сапроновым. Что подразумевал этот контракт с его и с твоей стороны, если это не коммерческая тайна? И считаешь ли ты себя обязанным?

Ну обязанным конечно считаю, как минимум благодарностью. Он мне очень помог. Обязывал он меня... Наверное неправильно будет обсуждать какие-то подробности контракта, но если сказать прямо, то ни к чему он меня не обязывал. Обязывал он меня играть и, грубо говоря, радовать господина Сапронова выступлениями. По сути говоря, это была просто помощь. То есть контракта там особо и не было. С моей стороны никаких обязательств не было, с его — тоже особо не было, кроме помощи финансовой. Поэтому, ну что я могу сказать? Благодарность. Я много раз уже говорил. Он очень сильно помог, никаких обязательств ни с моей, ни с его стороны конкретных не было прописано. Было одно — я должен был время от времени появляться в Харькове, но он не сильно следил за этим и прощал мне то, что я нечасто приезжал. По сути больше обязательств не было никаких.

Он был прекращен по обоюдному согласию или в одностороннем порядке?

Он был прекращен потому, что я не начал играть на том уровне, на котором Юрий Анатольевич ожидал. У меня были какие-то травмы, в принципе вполне логично, потому что к двадцати годам я был 200-300-каким-то в мире, что не сильно высоко. Поэтому это его право было прекратить контракт, но в любом случае он нам помог за два года очень сильно. Никаких особых комментариев по этому поводу нету.

С чем связан ваш конфликт с федерацией?

Связан он со многими вещами. Начался он довольно давно и в основном был связан с Кубком Девиса и в первую очередь с необоснованными высказываниями резкими со стороны Федерации, а если быть точнее, президента Федерации господина Шульмана, а также вице-президентов Кевлича и Лашкула. И это было неправильно, как по мне. Естественно на этой почве развился конфликт, который никто не пытался решить, потому что изначально поднимался вопрос так, чтобы этот конфликт создать.

В чем состояли конкретные претензии к вам?

Их было много. Когда у меня, например не было возможности поехать на Кубок Девиса, не хотели оплачивать тренера. То, что выставляют в русле денег, конечно у каждого игрока есть какие-то свои запросы по поводу обеспечения. И вместо того, чтобы это как-то обсуждать, это все было выставлено, причем совсем не так, как обсуждалось, никто это не хотел решать. Это неправильно преподносилось, неправильно обсуждалось, вплоть до каких-то угроз.

Ваши запросы были завышены по мнению федерации?

Дело было не в запросах, дело было в том, что люди позвонили, предложили играть, я спросил на каких условиях, мы начали это обговаривать, я какие-то запросы свои послал и вместо дальнейшего обсуждения эти запросы были выдвинуты в прессу с дополнением о том, что Долгополов просит деньги и так далее. Это не обсуждалось по мелочам, никто не рассказывал какие были детали, это никто даже не собирался обсуждать. Просто это было выдвинуто так, чтобы выставить все в плохом свете с моей стороны.

Какие были изначальные условия вашего участия в матчах Кубка Девиса, которые не приняла Федерация?

Условия были простые. Мне позвонила Федерация и сказала: «Мы хотим договориться». На тот момент они знали, что есть предложения от других стран, которые хотят, чтобы я выступал за них. Они сказали: «Давайте договоримся, пришлите нам свои условия контракта». Мы прислали условия, прописали в основном условия получения каких-то денег мной, если мы выигрывали матчи, то есть чем лучше мы играли, чем больше мы выигрывали, тем выше поднимались, тем, естественно, больше призовых я получал. И после этого, после того, как получили условия, Федерация прекратила какие-либо контакты, хотя до этого звонили каждый день. И все, через пару недель они опубликовали максимально возможную сумму из этого контракта, не оговаривая никаких деталей, сколько надо было работать и выиграть. Взяли максимально возможную сумму, которую я мог получить и сказали, что во столько я оцениваю игру за Украину, грубо говоря.

Можно ли сравнить ту сумму, которую вы выдвигали с теми, которые получают спортсмены вашего уровня в других странах?

Несомненно. Многие получают гораздо больше. И это никито никогда не обсуждает, об этом договариваются лично, без привлечения прессы. Дело было даже не в сумме, а в том, что никто не хотел этого обговаривать. 

А на каких условиях выступают Сергей Стаховский, Сергей Бубка? Вы же с ними общаетесь, вы это обсуждали? У них такие же условия, или они не претендуют на финансовую помощь?

Нет, насколько я знаю, у всех из ребят условия разные, поэтому детали я с ними не обговариваю. Это их дело, может у них условия и в 10 раз лучше. Меня не волнует, я вижу свои условия, свои затраты, свои силы. И мои условия таковы. У них они другие. Но я знаю, что у каждого есть интерес играть в команде. Им это интересно в той или иной степени, у каждого свои условия и призовые.

Вы считаете, что в Федерации есть ваши личные враги?

Да, непременно.

Вы можете их назвать?

Легко, уже назвал.  

Какой момент вы считаете точкой невозврата в своих отношениях с Федерацией?

По разным мелочам конфликт был гораздо раньше до того момента, как это все было опубликовано в прессе и начался этот бардак. До того момента мы обсуждали все, разговаривали, хоть я и не сильно желал с этими людьми может говорить, но была возможность играть, и я хотел играть. А после этого я понял, что эти люди не хотят договариваться, им это не интересно, у них есть какие-то свои личные счеты и суть была далеко не в деньгах и далеко не в том, чтобы я играл в Кубке Девиса. Просто были какие-то личные счеты по этому поводу. Когда это было опубликовано в прессе, я понял, что говорить с этими людьми бесполезно.

Была ли официальная реакция Федерации на ваши слова?

А я об этом никогда не говорил просто. Я старался умалкивать. Просто весь бардак в прессе всегда возникал из каких-то комментариев Федерации официальных. Я старался всегда решить вопрос лично, не обсуждая это...

Какую реакцию вы ожидаете от Федерации после сегодняшних заявлений?

Если честно, от Федерации я уже давно ничего не ожидаю. Сегодняшние заявления были сделаны больше для публики, чтобы не было вопросов как, что происходит? Чтобы люди не слышали только то, что они слышат с одной стороны, что он не патриот, что он не хочет играть, потому что это все - неправда.

Вы же понимаете, что Федерация просто так не уйдет. Какой выход из ситуации? Или вы будете ждать пока Федерация, тот же господин Кевлич, которого вы сегодня вспоминали, решится и уйдет все толпой?

Нет, там проблема ведь не только в господине Кевличе, все началось с президента Федерации, и потом Сергея Лашкула, и все эти люди, они выносили слишком много грязи в прессу, поэтому играть за них я не имею возможности, не вижу никакого смысла, поэтому пока этот вопрос остается открытым. Посмотрим, как оно будет дальше, как будет продвигаться это все.

Но вы будете вести переговоры? Вы их продолжаете?

Нет, с этими людьми я не веду никаких переговоров уже давно. Но есть варианты, пока я не хочу о них говорить, но посмотрим, как будет дальше.

Вы говорили, что вы отказались от предложения России, тем не менее многие опять поднимали этот вопрос. Были ли еще предложения после того, как вы официально отказались?

Нет, пока мне это не интересно. Предложений особо не было, это больше не обсуждалось, так что опять же я играю пока за Украину. И думаю, что буду так же и продолжать. Так что эта тема снята с повестки дня. Так что уже это и обсуждать нету смысла. Это было давно, решение было принято и ничего менять я не собираюсь.

Прокомментируйте ситуацию в украинском теннисе, как таковом, и в частности с его финансированием.

Ну финансирование, грубо говоря, его почти нет. Ситуация с одной стороны очень хорошая, потому что у нас есть много сильных игроков. С другой стороны она печальная, потому что все эти игроки не приносят никакой пользы украинскому теннису. Они что есть, что их нету.  Их никто не использует, их никто не находит, никто не пытается это хоть как-то продвинуть в массы, не создаются новые турниры. Они есть, хорошо что они есть. По сути это дает людям только какую-то гордость, есть за кого поболеть, но детям это не приносит ничего. Это не развивается. И, к сожалению, когда все мы закончим, непонятно кто будет заменять. Поэтому над этим надо работать.

Ты как профессиональный игрок должен знать о бюджетах турниров, пусть даже таких как челленджеры. Ты должен знать о том, что призовой фонд — это только маленькая его часть. Ты знаешь какое положение у нас в стране. Винить кого-то в том, что не создаются новые турниры может быть как-то...

Я знаю, что у нас страна одна из первых стран мира по количеству мерседесов, это я знаю. Поэтому рассказывать, что у нас страна очень бедная, не стоит. У многих людей есть деньги и у многих даже сейчас, на данный момент эти деньги в теннис вложить. К сожалению,  не с нынешней федерацией. Поэтому можно говорить, что все плохо и нет денег, а можно пытаться из искать. Если раньше что-то делалось, строились клубы, тем же Юрием Анатольевичем, тем же Шульманом, который построил клуб и раньше вкладывал, то сейчас этого не делается и никаких сдвигов не видно. Это печально, но как по мне над этим и надо работать.

Саша, в Украине было 3 челленджера, один из которых был со статусом 25 тысяч и около 9 фьючерсов. Сейчас осталось около 3 фьючерсов. Все меньше турниров проводится. Вот эта ситуация как-то отражается на том, что происходит?

Да конечно отражается. Грубо говоря половина наших ребят приезжают куда-то заграницу, обыгрывают явно сильнее людей, которые стоят в пятой, четвертой сотне просто потому, что в Румынии 30 фьючерсов в году, а в Украине их нету. И у половины нет денег, чтобы доехать до Румынии. Поэтому конечно, если бы у нас были турниры, то половина ребят могли бы хоть как-то продолжать играть в теннис на этих турнирах. А так мы там видим кучу румынов, испанцев, которые слабее наших, но у них есть турниры, у нас нету. Естественно, какое развитие может быть. И обидно, что все заканчивают в 18-20, когда еще лет 10 карьеры, а сейчас в теннисе средний возраст 27 в сотне. Грубо говоря, половина этих ребят, если бы они продолжали играть, могли бы пусть не в 20, но в 25-27 попытаться выйти куда-то и играть в теннис, но возможности нету.

В связи с этим, вот сейчас Александр Недовесов, с которым ты пересекался и по юниором сейчас практически с нуля начинал и уже дошел почти до топ-300. Как ты можешь прокомментировать его перспективы, в связи с тем, что в Америке тот же Бейкер вернулся после шести лет травм в таком возрасте.

Изначально он был очень перспективным мальчиком. Он уехал в университет, что было, как по мне неправильно. Перспективы я прокомментировать не могу, потому что рейтинг это конечно хорошо, но все зависит от того, кого ты обыгрываешь, где его набираешь. Потому что топ-300 тебе ничего не дает. Конечно здорово, что он туда попал, но я не видел, как он играет, то есть я не могу никак сказать. Может он через год будет в топ-100. Я не могу оценить его реальной игры. Но то, что я помню, даже он приезжал из Америки летом, он играл со мной наравне, когда я был 250-м в рейтинге. То есть уровень игры, насколько я знаю, он как минимум удержал, если не усилил. Посмотрим. Будем надеяться, еще один игрок будет отличный, если будет пробиваться.

Вы уже говорили о том, что теннис нужно продвинуть в массы. Каким образом это сделать лучше всего?

Лучше всего для начала его показывать по телевидению, чтобы люди могли хотя бы за своих игроков, я уже не говорю про все остальное, но чтобы когда наши игроки выступают на больших турнирах, чтобы люди могли за них поболеть. Естественно, строить новые корты, создавать хоть какие-то турниры. Потому что насколько я помню, когда я маленьким был, у нас был целый тур, приезжали в Крым по 100-150 детей со всего СНГ и играли турниры. И многие из этих детей стояли высоко потом по юниорам, и так далее. То есть была огромная конкуренция, сейчас эти турниры... Я даже не слышал про них, то есть проводится что-то, но это все редеет и редеет. Все по мелочам, даже то, что не требует больших затрат, нужно делать. И, к сожалению, все только хуже, корты становятся все дороже, это особо не исправляют, все сложнее у людей с деньгами. И непонятно, как это все исправить. Поэтому надо находить людей, которые любят теннис, которые будут хоть что-то делать, хоть что-то спонсировать. Это большая работа и этим кто-то должен заниматься.

Ты ведь знаешь, что за трансляции матчей Кубка Федераций и Кубка Девиса тот же Юрий Сапронов платил немалые деньги и не имел за это ни минуты рекламного времени. Что ты можешь сказать по этому поводу нашим телевизионщикам?

К сожалению, каналы у нас сейчас в основном работают на прибыль. То есть, естественно никто просто так это не будет делать. Но я знаю, что есть люди, которым интересен теннис, те, кто готов этим заниматься. Это нужно вести четкую работу, это нужно искать. Чего ждать от одного человека, от Сапронова? Что он будет весь теннис держать? Это невозможно. Нужно пытаться продвигать, но пока нет никаких результатов. Только все ухудшается. Если 5-7 лет назад кто-то строил клубы и продвигал, то сейчас все становится хуже и хуже, к сожалению.

При подготовке использованы материалы sport.ua и "Обозревателя".

Комментариев нет:

Отправить комментарий